Интервью с этно-группой  ДахаБраха : о новом альбоме, бабушках и Швейцарии

Интервью с этно-группой "ДахаБраха": о новом альбоме, бабушках и Швейцарии

Группа "ДахаБраха" в Запорожье. Фото vgorode.ua

Концерт этно-группы "ДахаБраха" стал настоящим праздником для тех, кто давно мечтал услышать настоящий украинский вокал в живом исполнении. Вечер, проведенный в зале ДК Кирова, запомнили даже те, кто до этого и вовсе не слышал название группы и пошли туда исключительно из интереса. 

Группа "ДахаБраха" выпустила уже третий альбом и продолжает покорять мир своим Карпатским рэпом. "В городе" узнал, в чем секрет успеха четырех молодых девушек в огромных шапках и настоящего украинского парубка.

- Вас часто называют фестивальной группой, как сейчас дело обстоит с фестивалями, будет ли в этом году Гогольfest?

- Точно сказать не можем. Евро пройдет и уйдет, а ГогольFest останется навсегда. Есть определенная неуверенность, ибо никто не знает, как оно будет, да и доверия к власти нет. Власть хочет, чтобы люди отчаялись, не верили вообще ни во что, и тогда можно принимать любой закон и делать вообще всякие бесчинства.

- Я знаю, что вы еще играете в театре "Дах", чего от вас ждать в этой области?

- Владиславу Троицкому после нескольких наших вояжей по Франции и Западной Европе предложили поставить "Вия" в Швейцарии, в Лозаннском театре. В мае весь наш актерский состав поедет туда, и будем работать. Это совместный проект с французскими актерами и полностью продакшн обеспечивает швейцарская сторона, в сентябре вот как раз на ГогольFest сможем показать этот спектакль в Украине.

- Вы объездили весь земной шар, где лучше всего принимали?

- В большинстве случаев нас очень тепло принимают, иногда мы выходим на сцену, и люди не знают, кто мы вообще такие, что такое "ДахаБраха" и где это вообще Украина. Поэтому это одна из наших миссий: показать людям, что такая страна есть, такая культура есть, она потенциально может быть очень сильной. Очень тепло нас встречали в Австралии, и не только из-за теплого климата, там просто ценят, помнят свое, ведь сейчас они все банкиры, бизнесмены. В Грузии на самом деле все очень гостеприимные, действительно поющая нация, мы считаем, что украинская нация поющая, но украинцам до этого работать и работать. Там поют все, компания собирается и они поют очень качественно и искренне. У нас давно уже никто не поет, ну может только за  большим столом.

- Когда-то вы сказали, что вы не лицо Украины и не можете представлять всю нацию.

- У нас нация очень многосторонняя, можно прокатиться по всей Украине и увидеть это. А мы представляем только одну из возможностей развития культуры, мы придумали направление, которое назвали этно-хаос, и теперь в нем работаем.

- Скажите, когда вы впервые играете в какой-то стране, в каком-то зале и по окончании создается на весь зал одна волна, одна энергетика. Это в каждой стране по-разному или корень везде один?

- Это общелюдские ценности включаются. Очень приятно было, когда в немецком небольшом городке Рудельштат проходит уже лет 50 Volk Music festival - крупнейший в стране, а Иринка - наш менеджер, стоит рядом со звукорежиссерами - немцами. И когда немцы говорят: вот теперь я понял разницу между русскими и украинцами, то для нас это достижение.

- Если в вашем творчестве границы, за которые вы не переступаете?

- Мы поем на многих языках мира и не ставим перед собой границ, есть и русскоязычные песни, записаные на Луганщине или на Житомирщине, есть английские песни, вот появилась немецкая песня, которую мы впервые исполним именно в Запорожье.

- Меня всегда поражают ваши шапки. Кто их придумал?

- Когда мы создавались и зале вопрос о костюмах и надо было придумать какую-то фишечку, такой элемент, чтобы люди запоминали и шлворили "О, где-то мы их видели". И одна актриса театра "Даха" Татьяна Василенко просто взяла кусок кожи и приложила высоко так. Это, конечно, не сразу нами воспринялось, мы были против с начала, а сейчас мы поняли, что действительно можем костюмы менять, но это бренд, некоторые название группы не запоминают, но по шапкам всегда узнают. В Виннице есть такие ребята, они шьют этническую одежду и они даже сделали коллекцию шапок, которые так и назвали "ДахаБраха". Таких женских шапок нет  ни в одной кульутре, это просто наша выдумка. Когда мы думали, какой общий вид будет у нашего коллектива, он не мог быть чисто этническим, так как мы поем разную музыку.

- Вот вы говорите, что до грузин нам далеко в пении, а в чем еще нам далеко, по сравнению со всем миром? Чего не хватает современной украинской культуре или музыке в частности?

- Назвать все, чего нам не хватает до цивилизованного мира, сложно - это что угодно. Все, что ни возьми, над всем надо работать. Поп-культура у нас везде есть, без нее нельзя. Но в Европе есть огромный выбор других фестивалей, других направлений, есть телеканалы, которые показывают джаз, классическую музыку, проходят альтернативные фестивали, андеграундные, где человек, который не привык каждый вечер смотреть одно и тоже, может развиваться, становиться более творческим. Мы немножко еще законсервированы, исторически так сложилось, но со временем мы все же разконсервируемся. Интернет есть, есть возможность выбирать, что смотреть, что слушать. Но государство должно заботиться об этом.

- Расскажите больше о новом альбоме? Что он для вас значит?

- Альбом Light как раз называется так потому, что он легче, он более веселый. Нам говорили, что предыдущие наши альбомы настолько сложны для восприятия, что эту музыку нельзя было слушать в машине, в наушниках. И это, наверное, был шаг к  упрощению. Это игра в жанры.

- Когда вы поете,  важно, чтобы слушатель понимал слова?

- Ну конечно, важно. Во-первых, мы поем старинные песни и там очень часто используются диалектные слова и они немножко отличаются от литературных. Но мы стараемся, чтобы люди поняли смысл.

- У вас есть музыкальное образование?

- Все девушки окончили факультет культуры, мы фольклористки, но еще и вокалистки.

- А эти инструменты, экзотические, старинные, где вы их находите?

- Многие из них привез Влад Троицкий, несколько покупали друзья, где-то мы сами находили на фестивалях, на других континентах.

- Как часто ездите собирать фольклор по селам? Как это происходит?

- Обычно приходим в сельсовет и начинаем разговор, что мы такие-то и ищем людей, которые знают  песни. Ну и уже местные говорят, где кого можно найти. Или там бабулю видишь, которая несет дрова или воду, ты за эти дрова или воду и с бабушкой говоришь. По-разному бывает. Я была в Днепропетровской области, иду с товарищами, смотрю, хата старая с соломенной крышей, мазанка, думаю, ну там должна жить такая бабуля, которой почти сто лет, знает все. Я туда стучу долго, наконец, открываются двери, стоит такое существо, полуженщина, полумужчина, видно, очень тяжело прожила жизнь, день прошел не зря. Я начинаю рассказывать, что я из университета культуры, фольклорист. А я смотрю, что она меня не понимает, потому что ей тяжело понять и он слышит слово фольклор и говорит: "Деточка, какой фольклор, тут денег на батон нету". Я поняла, что дальше разговор не имеет смысла.