Вокалистка  Немного нервно : Люди часто плачут на наших концертах

Вокалистка "Немного нервно": Люди часто плачут на наших концертах

28 сентября группа "Немного нервно" презентовала свою третью пластинку из тетралогии "Сны о Земле". Перед концертом Екатерина Гопенко, лидер группы, поделилась с Vgorode своими мыслями и секретами. 

- Вы называете свой стиль "мистическим роком" или же "дрим-фолком". Как Вы можете объяснить такие названия?

Екатерина: Жанр "дрим-фолк" мы придумали сами, чтобы как-то обозначить, что мы делаем. Никто не мог сказать, что это. Нас бесконечно пинали со всех фестивалей, куда мы подавали заявки. Фолк-фестиваль говорил: "Вы не играете фолк, вы играете авторскую песню". Фестиваль авторской песни говорил, что им не нужны тут рок-группы, а рок-фестивали советовали с авторской песней отправляться подальше. И мы придумали такое название, как "дрим-фолк". Это синтез world music: звучание разных народных инструментов. Dream – в переводе с английского "мечта". Это музыка эскапизма, который не только в звучании, а и в текстах. Это музыка о другом волшебном мире.

- Как бы Вы могли представить свою группу человеку, который не знаком с Вашим творчеством? Есть песни, которые нужно послушать в первую очередь?

Екатерина: Минуем нецензурную брань, которую я должна была произнести, чтобы представить свою группу. (Смеется.) В первую очередь нужно послушать песню "Истинное волшебство". Это то, что на данный момент ярче всего передает, чем мы заняты в последнее время. Это некое мелодичное звучание, которое называют и барокко-попом, и по-всякому. Мы пытаемся играть музыку, непривязанную к определенной эпохе. Слушая эту песню нельзя точно сказать, была она записана сейчас или 50 лет назад. Может, это вообще вариация на композицию ХVIII века. Это та самая суть, которая передает нас в данный момент.

- Каждая Ваша песня – это отдельная история, отдельный мир. Как Вам это удается? Откуда Вы черпаете такие идеи?

Екатерина: Они сами приходят, я не то чтобы как-то нарочно откуда-то черпаю. Глядя на то мракобесье, которое происходит каждый день, становится понятно, что истории выдумывать и не надо. Я просто беру и не называю персонажей именами и фамилиями. Я делаю из них лирических героев. У нас есть дискуссионный клуб "Немного нервно". Я знаю, что в странах СНГ чем больше люди пьют, тем сложнее вопросы поднимаются. У нас для этого даже пить не приходится. Два литра чая на всех. И как только гаснет свет, когда пора спать, как в детском лагере, мы не можем уснуть, потому что нам всегда есть что обсудить. И разговариваем всю ночь, а потом уже и вставать надо, ехать в следующий город.

- Ранее Вы говорили, что находите вдохновение в книгах. У Вас есть любимый жанр или писатель? Какой именно?

Екатерина: Сейчас я очень люблю как раз литературу эскапизма. То есть все то, во что можно убежать от мира, происходящего вокруг меня. В свое время я любила Ремарка, Кортасара, Хемингуэя, какие-то более приближенные к реальности вещи. Сейчас я чувствую, что с меня этого мира достаточно. Поэтому читаю всякое пристойное фэнтези, фантастику. Иногда читаю какие-нибудь исторические работы.

- Мы только что затронули тему фэнтези. Скажите, а есть какие-то мифические существа, с которыми Вы ассоциируйте участников своей группы?

Екатерина: Я об этом недавно задумывалась, но немного в другом свете. До волшебных существ пока не дошла. Но я придумала на каких собак похожи наши участники. Наш басист – он сенбернар, конечно же. Наш ударник Леша – русская борзая. Вот прям бОрзая борзАя. Оля, скрипачка, - это чау-чау. Рома – это шпиц, такой белый и пушистый и постоянно бесится. Ну а меня они упорно называют собакой чихуа-хуа: 50 процентов - дрожь, 50 процентов - ненависть. Но мне все больше кажется, что я похожа на пограничную колли.

- Ваши слушатели всегда на концертах очень эмоциональны. Как у Вас так получается достучаться до каждого?

Екатерина: Мне кажется, что они приходят подготовленными, готовыми открыться. Возможно, сказывается многолетнее информационное поле вокруг группы. Мы всегда и везде пишем, что наши концерты не для тех, кто хочет повеселиться. Они для тех, кто хочет выпустить из себя какую-то эмоцию. Зачастую не очень хорошую. Люди очень часто плачут на наших концертах, но не думаю, что это слезы, которые мы у них вызываем. Мы просто открываем двери из этих людей, и они выпускают все, что у них накопилось.

- У группы довольно обширная аудитория. Почему Вы чаще всего проводите квартирники?

Екатерина: Да все просто: в некоторых городах нет клубов, в которых мы могли бы играть. Или есть клубы, которые предлагают нам странные финансовые условия. Когда мы приезжаем в какой-то город, мы должны хотя бы проезд окупить и покушать. А когда мы понимаем, что условия, которые нам предложили, не включают в себя эти опции, тогда мы проводим "квартирник". Я знаю, что есть люди, которые принципиально ходят только на такие концерты, потому что это предполагает близкое общение с музыкантом. Я "квартирники" тоже люблю. Даже в Москве, где есть место и можно играть, я все равно дважды в год устраиваю "квартирники", просто чтобы узнать, что происходит со слушателями. Иногда мы устраиваем отдельные встречи с фан-клубом. Мы за 2 часа до начала собираемся, тайно, и просто пьем чай и разговариваем. Без концерта. А потом уже начинается "квартирник".

- И последнее, есть страны или города, в которых Вы хотели бы сыграть в первую очередь?

Екатерина: Я везде хочу выступить.  Куда бы меня ни позвали, я не встречала в себе еще желания отказаться. Иногда я понимаю, что это невозможно.  Меня зовут, скажем, в Сахалин. Я очень хочу, но они предлагают за проценты. Билет туда стоит 16 тысяч гривен. Я понимаю, что сколько бы я себе там человек не собрала, я даже проезд не оплачу. Точно так же мне приходят предложения из других стран, но у меня пока проблемы с визами. Но надеюсь, что рано или поздно эти проблемы разрешатся, и желание играть всюду даром не пройдет.